Дом родной знакомый с детства слушать онлайн бесплатно

Минусовка скачать бесплатно гоман дом / Алексей Гоман - Дом родной, знакомый с детства МИНУС

Ее можно прослушать онлайн или скачать к себе на компьютер. Вот я и вернулась в дом родной благодаря Диме! такую трепетную ностальгию, так захотелось снова в милый, родной дом, знакомый с детства. А я гляжу: знакомый аист. Над крышей А где-то россыпью огней родные города, А это - белый Скучаем по любимым и по дому, Волнуемся, по . Он играл на гитаре, а слушал весь мир. . Мы с детства о море, о море мечтаем . Читай онлайн книгу «Я хочу домой», Эльчина Сафарли на сайте или через приложение Слушать фрагмент Знакомые мне пути уже устарели, их знают и другие. Словами из священной книги очищала дом от джиннов. В период знакомства с собой я часто обращался к воспоминаниям детства.

В памяти каждого есть картинки-спасатели, мы обращаемся к ним в сложные периоды. На моей картинке-спасателе не только чайки и симиты, но и пенка варенья из желтой черешни, которое варится во дворе нашей дачи в медном тазу с кривоватыми краями. Вот Сона передает мне медную ложку-шумовку. Пенки напоминали облака, только они были сладкие и горячие. Пробуя их, я обжигал язык, но нисколько об этом не жалел.

Бабушка не переставала мечтать, создавая на кухне свой маленький космос. Она дружила с возрастом, не переживала по поводу морщин и глубоко понимала жизнь, которая была для нее прекрасным путешествием. Смерть ее не пугала. Жизнь состоит из ежедневных преодолений. И совершаются они не во имя райских ворот, а для улучшения слуха.

Слышать себя — только так возможно обрести, сохранить равновесие. Злость захлестывает голову, в ушах закипает, так и подбивает ответить тем. По молодости я отвечала, а потом болела.

С годами научилась ценить, беречь слух. Для того, чтобы услышать море. В себе и в мире вокруг. Суета никому не приносила покоя: Человек не всегда должен к чему-то стремиться. Случаются дни, месяцы, годы, когда просто живешь: И хорошо бы в этой повседневности найти баланс — слышать в себе жизнь и открывать новые миры, не похожие на твои прошлые.

Прошлое крепче любых якорей держит на месте. Причем чем ярче оно было, тем сильнее будет тянуть. Бабушка рассказывала, что немало времени училась жить настоящим. Он еще не стал прошлым, а я уже смотрела на него из будущего. Осенними вечерами Сона заваривала черный чай с кардамоном. Этому научилась за годы, прожитые в Городе Перевернутых Лодок. Сона привезла оттуда охапку волшебных историй, которые рассказывала нам с братом вместо сказок. На здании мэрии Города Перевернутых Лодок выбиты два стручка кардамона — символ прощения и процветания.

Как-то спросил бабушку о связи кардамона с прощением. Она рассказала легенду о том, как много лет назад на Город Перевернутых Лодок напала армия чужеземцев. Им нужна была сильная земля, где гармонию, которой так завидовали соседние народы, находили не в борьбе, а в принятии контрастов жизни.

Алексей Гоман

Чужеземцы надеялись, получив землю, овладеть и этим умением. Мужчины города двинулись на защиту. Сначала сердцем, словом, потом своими телами. Женщин и детей спрятали на плантациях кардамона. Чужеземцы перебили почти всех мужчин, ворвались в город. Они приближались к убежищу, когда началось сильное землетрясение. Дома и улицы за секунды ушли под землю. Нетронутыми остались только плантации кардамона, сохранив жизнь женщинам и детям. Спустя годы город возродился. Жены чужеземцев, похороненных землетрясением, попросились на жительство в Город Перевернутых Лодок.

Их пустили, несмотря на прошлое. С тех пор кардамон был принят в городе за священную пряность, которая, как гласит легенда, смягчает самые глубокие обиды. Когда живешь среди людей, которые с рождения умеют ценить каждый день, каким бы он ни был и что бы в нем ни случилось, в тебе тоже раскрывается это качество. Любовь и благодарность заложены в каждом, но не все желают слезать с гвоздей.

Хотя даже в жизни с высокой степенью осознанности не обходится без дней, когда нужно подзарядить батарейки.

дом родной знакомый с детства слушать онлайн бесплатно

Будто светлые чувства становятся бесцветными. Не любится, не верится, не хочется. В такие дни я придумывала простую отговорку, чтобы никто не переживал, и со спокойным лицом уходила до вечера.

Только бы никого не обидеть и не встревожить. Садилась в автобус, уезжала в соседний город, смотрела на дождь за окном и ни о чем не думала. Или долго шла пешком… Отпускало. Я не делила с Асадом такие дни. Это мои внутренние сбои, и единственный способ восстановления для меня — молчание… Чем больше человек стремится к свету, тем больше преград возникает на этом пути. Главное, всегда возвращаться к.

Обе они выросли в живописной деревне Хиля. Сария, выйдя замуж за отца, переехала в город. Амина до сих пор. У нее участок земли и маленький домик, где они с мужем Джафаром живут в тишине. Дети выросли, обзавелись семьями, выбрали мегаполис.

А Амина по-прежнему в том месте, где родилась. Я построила мир и то, что хотела бы в нем видеть, на этом скалистом участке земли, мне незачем куда-то за чем-то ехать. Воспитала трех сыновей, двух внуков, посадила двадцать восемь хурмовых деревьев, увидела Мекку. Сейчас у меня есть друг, дом и тишина… Люди изводят себя на пути к якобы большим целям, стремятся к тому, чтобы о них узнало как можно больше народу, городов.

Песни Советского Союза (каталог-определитель). Песни о советской жизни

В борьбе за это они забрасывают свой дом — тот, что в них, а не снаружи. В первый день зимних каникул мы с мамой всегда ехали в Хиля. В честь нашего приезда Амина доставала из погреба садж [2]пекла кутабы — лепешки с тыквенно-гранатовой начинкой. К чаю подавала пирог с персиковым джемом. У Амины смуглые крупные руки и закрашенные хной ногти. На среднем пальце правой руки золотое кольцо с гранатом, доставшееся от прабабушки.

Время и гранат их заживляют. В Хиля гранат называют камнем честности. Страшно прожить жизнь во лжи. Какой бы ни была правда, надо ее услышать, принять.

Плейлист Дорожное Радио

Он находился на отшибе, у красного здания трансформаторного завода. В дождливую пору выручали полиэтиленовые пакеты: Нам предстояло преодолеть бездорожье и свалку с обломками деревянных стендов. На них был изображен профиль лысого мужчины с бородкой. Как-то я спросил маму: Я тогда не по-детски удивился: Мы переступали порог, и усталость от нелегкой дороги испарялась в атмосфере родного дома. Тепло, уютно, много вкусного. Амина обнимала и кормила нас одновременно, а на сетования сестры по поводу недороги отшучивалась: Белая рама, медные ручки, вид на заднюю часть сада, где кроны хурмовых деревьев в ночи напоминали павлинов.

Вот распущенный веером хвост, вот, чуть ниже, изящный хохол, забавно задирающийся под порывами гилавара [3]. Засыпать один я тут не боялся: О мечтах, детях, воспоминаниях. О любви и ее формах. Всегда все через голову. Одно время печалилась по этому поводу, но с годами перестала, это же страшно — потерять себя из-за мужчины… Я люблю мир через себя: Некоторая сомнительность и драматизм вызывают у меня большее уважение. Меня согревали зимние тетины подушки, пахнущие грецким орехом.

Весь последний месяц осени орехи сушились на кухне, перед печью, пропитывая ароматом каждый уголок дома. Дядя Джафар с особым трепетом относился к двум ореховым деревьям в саду, стволы которых в сентябре обмазывал светло-желтым кардамоновым маслом, чтобы урожай был слаще, здоровее… Наутро, проводив маму в город, мы с Аминой сидели на скамейке у дома и неспешно разговаривали.

Перед нами шелестели хурмовые деревья. Их широкие темно-зеленые листья напоминали лодки, на которых можно уплыть туда, где тебя давно ждут.

Никто не верил, что вырастет что-то, кроме колючек. Помню, как с Джафаром долбили в скале лунки, засыпали их черноземом, втыкали по саженцу. Двадцать восемь из сорока деревьев принялись.

дом родной знакомый с детства слушать онлайн бесплатно

Теперь каждую осень у нас обильный урожай, который раздаю детишкам Хиля… История с садом научила меня усердию. Ей хорошо в. Я люблю людей, мне интересно за ними наблюдать, быть с ними, но нет ничего прекраснее уединения. Если в такой тишине слышен гул внутренней пустоты, это не страшно. Научись любить и такие дни, когда все останавливается. Когда не можешь быть сильным, решительным, собранным. Когда ни на один свой вопрос не можешь ответить определенно — просто молчишь, спишь, ешь или идешь по неприметной улице до тех пор, пока не полегчает.

Амина обладает умением слышать, ощущать время. Не тратить бесценные часы на беспокойство о днях минувших и грядущих. Жить здесь и сейчас, отказавшись от сожалений прошлого и иллюзий будущего. Она открыла в себе силу вневременной полноты бытия. С Солтаном я вдруг заметила, насколько дети свободны, спонтанны. До какого-то возраста они не выстраивают так называемые причинно-следственные связи, не копаются в том, что случилось.

На скамейке сидит отец, оглядывает то, что осталось от двора детства. В его взгляде не вижу ни грусти, ни тоски — смирение. Оба в коричневых плащах — мама подарила одинаковые на Новый год. Отцу сорок один, мне одиннадцать. Прижимаюсь к его руке: Часто о нем вспоминаю.

Откуда-то сбоку приходит морозный воздух, заставляющий слезиться. Отец запускает руку в карман плаща, достает сигареты, спички. Еще долго сидим в полумолчании. В нем нет отчужденности. Прежде всего, беречь свое звучание. Пустая затея — хаос не перекричишь. Но были и будут те, кто звучанием своего сердца раскрывает в нас умение слышать. В детстве я говорил больше, чем слушал. Бесконечный поток слов, в котором терял. Отец с малых лет учил не молчанию, а ценности каждого сказанного слова.

Порою записывать мысли важнее, чем озвучивать. Впервые красоту тишины познал летним вечером, когда в округе вдруг отключили электричество. Мне, пятилетнему болтуну, на мгновение стало страшно: Стал слышен малейший шорох.

Мама достала из шкафа бледно-желтые парафиновые свечки. Зажгла в комнатах и продолжила нарезать хрустящий хлеб с семенами зиры. Окрошка уже была разлита по пиалам… После ужина мы с папой лепили фигурки из оплывшего парафина. В наш мир не врывались посторонние звуки: Моего брата это не устраивало: Главное, слышать голос отца, ощущать причастность к его жизни.

Я понимал молчание папы. В моей голове жило маленькое воплощение отцовской любви, беседующее со. И мне этого хватало. В какой-то момент взросления мне показалось, что папину любовь я придумал. Что нет никакого маленького человечка-папы внутри меня, что нет нашей молчаливой крепкой связи. И то утро у водонапорной башни —. Стал плохо есть, забросил уроки, и как-то вечером дома раздался телефонный звонок классной руководительницы с жалобами на мою неуспеваемость. Отец был в очередной поездке, и никто, кроме него, не мог меня излечить.

Терзания закончились в день папиного возвращения. Он крепко обнял меня на пороге и сказал на ухо: В ту же минуту меня отпустило. В то, что с папой можно поговорить и в себе, если он в другой стране. И дожидался — это было лучшей наградой за веру.

С детства мне важно было верить. В детском саду я верил в то, что стоит маме завернуть меня в полотенце после купания, как пугающие ночные звуки затихнут и мне не придется спать с одеялом на голове. В третьем классе я верил в то, что могу управлять погодой.

Беседовал с деревьями, договаривался с гилаваром о том, когда должна наступить весна. На первом курсе института верил в то, что детство в любой момент можно вернуть. Не время, а тогдашнее мироощущение. Оно живет в нас постоянно, нужно лишь очистить его от взрослого хлама. Этой весной я поверил в то, что, если человек подавлен правилами и ограничениями и стыдится говорить о чувствах, он вряд ли доберется до настоящей любви.

Гуф и его бабушка С 12 лет Алексей жил с родителями в Китае, где сначала ходил в местную школу, а позже поступил в институт иностранных языков Шэньяне. В году Гуфа в Китае навестила бабушка и привезла ему диски и кассеты с хип-хопом, которых не было в коммунистической державе. В это время Алексей написал свои первые стихи и песни, но в планах было открытие бизнеса в Китае. Гуф в Китае Однако все стало рушиться, когда во время каникул в Москве он попробовал героин.

У Гуфа начала развиваться зависимость, и он нашел наркодилеров в Китае. Руководство общежития, в котором жил Алексей, стало подозревать молодого человека в незаконной торговле, и Гуф был вынужден в прямом смысле бежать из страны в году. Вернувшись домой, Алексей получил второе высшее образование - экономическое.

Чтобы перевести Алексея в так называемую VIP-камеру, его отцу пришлось заплатить более 20 долларов, а спустя 5 месяцев в результате амнистии Владимира Путина Долматов был освобожден. Рэпер отнес его на радио В это же время давний знакомый Алексея Вадим Мотылев, выпускающий песни под псевдонимом Слим, предложил записать совместные песни.

Группа набирала популярность, однако Гуф продолжил заниматься сольным творчеством, записывая песни с рэпером Баста и Смоки Мо.